Сам термин "шалашовка", если верить одному из наиболее известных и титулованных сидельцев ГУЛАГа нобелевскому лауреату А. И. Солженицыну, возник в 30-40-х годах ХХ века. Его этимология проста - "шалашом" называли огороженные простынями нары, где женщина в лагере расплачивалась собою за предоставление каких-либо благ.

В "Словаре жаргона преступников (блатная музыка)", составленным сотрудником НКВД С. М. Потаповым "по новейшим данным" и опубликованным в 1927 году для ограниченного пользования, этого статуса в воровском мире не значится.

О лагерных "шалашовках" упоминали такие известные писатели и узники ГУЛАГа как Лев Разгон и Варлам Шаламов.


Как писал А. И. Солженицын в своем "Архипелаге ГУЛАГ", "шалашовками" могли стать любые лагерные заключенные-женщины, вне зависимости от их социального статуса на воле - переход в иное качество в неволе обуславливался конкретными критическими обстоятельствами, толкавшими осужденную на то, чтобы отдаться за пайку хлеба. Изголодавшаяся женщина шла в мужской барак, называла там себе цену, эквивалентную части буханки хлеба, и желающий шел за ней в женский барак, где с трех сторон занавешивалось простынями спальное место этой заключенной (делался "шалаш"), и там происходила "расплата".

Собственно, "шалашовкой" в своей драме в 4-х действиях "Олень и шалашовка" Солженицын называет "лагерницу легкого поведения, способную на любовь в непритязательных условиях".

В качестве "блатных", способных заполучить "шалашовку", могли выступать все категории персоналий ГУЛАГа - от собственно осужденных до представителей контингента охраны лагерей (всех уровней): все те, кто мог предложить женщине те или иные блага, выражавшиеся в предоставлении дополнительного питания или более выгодного места работы.


"Шалашовки" изначально не являлись непременным сегментом воровского сообщества и тем более, его составной частью - по сути, это были случайные жертвы суровых лагерных обстоятельств существования. Тем не менее специфика пребывания в ГУЛАГе (изнурительная работа по 12 - 14 часов в сутки, без выходных и праздников) накладывала свой отпечаток на поведение, в том числе, и самых активных обитательниц женских бараков

Константин Гурский, отбывавший свой срок в 30-х годах на Соловках, вспоминал (его свидетельства систематизированы и опубликованы правозащитной организацией "Мемориал" в подборке "Люди Ухтпечлага"), как в женских лагерях блатные женщины-шалашовки саботировали выход на работу. Они, выйдя за пределы зоны, случалось, просто раздевались донага. Конвой, который должен был их сопровождать до места работы, отказывался принимать такую группу заключенных. В конечном итоге "шалашовок" возвращали в лагерь и помещали в карцер.

... В воспоминаниях А. Солженицына, В. Шаламова, Л. Разгона и других писателей, переживших заключение в ГУЛАГе, "шалашовки" - это женщины, вынужденные пойти на уступки мужчинам ценой собственной чести. Никто из авторов воспоминаний не осуждал их, поскольку этот поступок был всего лишь попыткой выжить в этих тяжелейших условиях.


http://russian7.ru
12.01.2019