СМИ сообщают, что основными темами встречи Трампа и Путина должны стать двусторонние отношения США и России, сирийское урегулирование и разоружение. Американский вице-президент Пенс говорил, что на переговорах лидеры обсудят и ситуацию на Украине.

В свете усилившегося и принимающего всё более конкретные очертания давления США на Иран полагаю, что одной из важнейших тем обсуждения на саммите будет иранский вопрос, то есть вопрос неоказания РФ действенной помощи Тегерану в свете становящегося всё более неизбежным военного конфликта США (и их ближневосточных союзников) с Ираном.

На это же указывает и стыкующаяся с саммитом встреча Путина с премьером Израиля Нетаньяху. По всей вероятности, тот же вопрос, иранский, Трамп закрыто обсуждал в НАТО и в дальнейшем будет обсуждать в Европе. Это одна из главных, но негласных целей его евротурне.

Борьба Вашингтона с Тегераном обостряется и грозит перейти в горячую фазу уже к концу текущего года. Ясно, что на Россию будут давить и требовать от неё односторонних уступок, в том числе и по вопросу иранскому. Но что-то могут и предложить американцы российскому руководству, хотя б номинально - какую-нибудь «пустышку». Полагаю, что «предложат» закрыть глаза на строительство «Северного потока - 2», который теперь и так будет строиться.

Идёт мощная информационная накачка со стороны Трампа. Американский президент активно обвиняет Германию в том, что она буквально заливает РФ деньгами в обмен на газ. «Поток «трубопроводных долларов» из Европы в Россию неприемлем», пишет Дональд Трамп в своём Twitterе. В Хельсинки же он, вероятно, скажет: «Ок, имейте свои трубопроводные доллары, стройте новый газопровод через Балтику, но не помогайте Ирану». Увы, велик риск, что российская квазиэлита воспримет это предложение с радостью: с нами говорит первый политик мира и даже что-то нам предлагает!

Ну и само место проведения саммита - Хельсинки/Гельсингфорс, находящийся на траверсе газопроводных нитей РФ - Европа по дну Финского залива, в нескольких десятках километров от них... Очень символично выбрано это место.

Касаясь ближневосточного, то есть, скорее всего, ключевого аспекта саммита в Хельсинки - для США и Израиля ключевые цели в этом регионе остаются неизменными уже много лет, несмотря даже на тектонические изменения вроде "арабской весны" и прихода к власти в США Трампа, позиционировавшего себя изоляционистом. Для США на первом месте экономические аспекты. Активно формируются самостоятельные валютные единицы крупнейших экономических регионов мира. В качестве мировой резервной валюты доллар поджимается евро. Возможно и появление единой азиатской валюты. Богатые экспортеры нефти зоны Персидского залива также предпринимают некоторые шаги к созданию собственной валютной единицы. Доллар «трещит», находится под постоянной теперь угрозой технического дефолта и, в настоящее время, уже не является достаточно надежной валютой. Уровень доверия к американским бумагам в последнее время также заколебался.

США могут противопоставить всему этому жесткий контроль над нефтяными запасами государств Персидского залива, для осуществления которого вполне достаточно установить надежный контроль над нефтяными потоками, идущими через его акваторию. Данная мера - наилучшая гарантия того, что основная часть нефти на мировом рынке и дальше будет продаваться за доллары (независимо от того, сколько «сильных» региональных валют появится в обозримом будущем), поскольку в странах региона сосредоточено более половины глобальных запасов нефти. В то время как более 20% даже не мирового экспорта, а всей добытой на Земле нефти транспортируется через Персидский залив; спрос на доллар будет привлекать в Америку иностранные инвестиции и поддерживать на плаву ее экономику, основу военно-политической мощи заокеанской державы.

Таким образом, установление решающего контроля над данною акваторией при сохранении присутствия США в прилегающих к ней нефтедобывающих странах - едва ли не единственный возможный шаг для того, чтобы продлить существование "Американской империи". Дополнительным бонусом для Штатов будут являться высокие цены на углеводороды (вследствие постоянной напряженности и политической нестабильности в регионе, угрожающим его нефтедобыче и нефтяным поставкам) и, следовательно, высокий спрос на их наиважнейшую экспортную «продукцию» - доллары, а также сделает рентабельной добычу сланцевой нефти.

Соответствующую политику США неуклонно, как заведенная махина, осуществляют со времени рокового акта Хусейна - оккупации войсками Багдада богатенького Кувейта. Она позволила Штатам нарастить и затем, пользуясь «брэндом» «иракской угрозы», поддерживать свое военно-политическое присутствие в Заливе на беспрецедентном уровне. Серьезным шагом американского руководства по установлению своего контроля над нефтяными полями и путями доставки нефти из региона стала оккупация Ирака, располагающего весьма значительными запасами углеводородов во всемирном масштабе.

Теперь США нужен наиполнейший контроль как минимум над Ормузским проливом, наглухо «запирающим» Персидский залив и являющимся стратегическим ключом к путям нефтяного транзита из его акватории, вследствие чего тот, кто будет контролировать Ормузский пролив, будет контролировать и основную часть (80%) вывоза нефти из стран Залива, а также сжиженного природного газа, поставляемого Катаром. Как максимум - Америке желателен еще и контроль над всем южным побережьем и нефтяными (а также газовыми) запасами Ирана, сравнимыми с углеводородными богатствами Ирака.

Цели Израиля при Обаме несколько рассинхронизировались с американскими, но сейчас вновь пришли в согласие. Израиль и США объединяет общая стратегия действий, но цена вопроса для этих союзников все-таки разная. У США на кону выживание в качестве великой державы, у Израиля - просто-напросто выживание. При этом израильтяне находятся в замкнутом круге: разлад союза с США оставляет их без гарантий дальнейшего существования на Ближнем Востоке, и, хотя задешево они свое государство не продадут, в среднесрочной перспективе они обречены на закрытие самого "проекта Израиль" на Святой земле. Союз же оставляет гарантии, но одновременно сильно приближает момент, когда их крепость подвергнется натиску со стороны врагов. И деваться, кажется, некуда. Будь российская дипломатия сильнее и самостоятельнее, она могла бы помочь в поисках третьего пути. Но, опять же, увы.


http://novorosinform.org
14.07.2018