Упадок Запада предсказывался уже бесчисленное количество раз, однако, хотя он, возможно, и не является неминуемым, однако все же вполне себе очевиден.

Что же собой представляет «Запад»?

Главные его члены обитают в основном в западном полушарии, в частности, в Западной Европе и Северной Америке. Но это не просто географическая характеристика, это также и густая мешанина различных институтов и ценностей. «Западные» страны характеризуются демократическим управлением, рыночным капитализмом и верховенством закона, дополненными зажиточным образом жизни, гражданским обществом и либеральными ценностями.

Поэтому многие страны Восточной Европы и некоторые части «англосферы», в частности Австралия и Новая Зеландия, также будут считаться "западными". По той же причине Тайвань, Южная Корея и Япония также могут быть отнесены к «Западу», хотя географически, культурно и расово являются «восточными».

Почему Запад не может победить

Все началось на Востоке, с войны во Вьетнаме и со связанной с ней эпохи. Неспособность Америки победить привела к общенациональной травме, которая усугубилась уотергейтским скандалом. Люди перестали уважать правительство. Это недоверие распространилось и на некоторые столпы в арсенале демократии — вооруженные силы, военно-промышленный комплекс и спецслужбы.

Вьетнам ярко продемонстрировал границы американской мощи. А сегодня это не только США — весь Запад страдает от пораженчества.

Иракское и афганское сопротивление оказалось более живучим чем ожидалось. Боевой дух пересилил превосходство военных технологий Запада и профессионализм хорошо обученных военных. Хаос привел к появлению таких новых врагов как ДАИШ. Неспособность западного общества мириться с потерями, вместе с нежеланием принимать долгосрочные стратегии, например, послевоенное восстановление, указывают на то что победные войны Запада позади.

Также падает уверенность в областях, далеких от стратегии или безопасности.

Финансовые неудачи и сдвиг производства на восток

Мировой финансовый кризис 2008 года, начал свое шествие из глубин богатейшего, но плохо контролируемого сектора американской экономики — больших финансов, и подорвал веру в глобальный капитализм.

Шоки того кризиса имели место на фоне более долговременного тренда: опустошение промышленной базы Запада по мере смещения производства на Восток.

Этот сдвиг не был повсеместным для всего Запада — например Германия сохранила мощную промышленную базу, не переключив экономику на сферу услуг, однако все же привело к подъему таких явлений как Трампизм и Брексит, оба, по сути, являющиеся антиглобалистскими. Как ни удивительно, но оба движения возглавляют лидеры в Вашингтоне и Лондоне, которые, несмотря на то что сами относятся к привилегированному классу, отстаивают интересы рабочего класса и возрождают мечты о возвращении дней, предшествующих глобализации.

Запад смещается на Восток, затем «западный Восток» разделяется

С 1960-х по 1990-е годы Япония, а затем Южная Корея и Тайвань показали, на что способен амбициозный азиатский рабочий класс, организованный разумным управлением и получивший доступ к западным технологиям. Появление азиатских тигров переконфигурировало мировую экономику, а появление азиатского среднего класса добавило демократическому населению мира миллионы новых граждан.

Модель «азиатских тигров» не распространяется на Китай. Там нет альтернативы правящей коммунистической партии.

Коммунистическая партия блестяще использовала капитализм для экономического роста и стала "мастерской мира".

Пекин искусно разыгрывает друг против друга два конца глобализма. На мировых рынках, используя накопленные средства, он — амбициозный игрок и дальновидный, и готовый вкладываться инвестор. Дома же, разжигает острый и эмоциональный национализм, напоминая об исторических унижениях со стороны иностранных держав.

И у Китая есть все больший друг и союзник — Россия. Крупнейшая в мире страна охватывает территорию Евразии, но ее центр тяжести остается в европейской части России. Тем не менее, несмотря на исторические устремления и целый ряд исторических военных союзов, Россия так и не стала частью Запада. И действительно, в годы хаотичного и катастрофического правления Бориса Ельцина, Запад упустил возможность принять Россию к себе. Этот промах отражался в подъеме к власти Владимира Путина, который восстановил порядок и вернул россиянам чувство собственного достоинства.

Сегодня, несмотря на прошлые исторические разногласия, принцип «враг моего врага — мой друг», толкают Россию и Китай друг к другу. Однако объединяет их не только недоверие к Западу — две страны во многом дополняют друг друга. У России есть природные ресурсы, фундаментальная наука и оружие; У Китая есть капитал, коммерческие технологии и тяжелое производство. У России проблема нехватки населения, у Китая — наоборот.

Обе страны возглавляют предпочитающие долгую стратегию лидеры, прививающие своим народам национальную гордость. Также обе страны ощущают себя растущими а не увядающими державами.

Восток против Запада на глобальной шахматной доске

Проблема, с которой сталкивается Запад (и в меньше степени «восточный Запад»), не исламский терроризм. Если только террористические организации не обзаведутся оружием массового поражения, теракты никого не победят: с более широкой точки зрения они представляют собой уколы, а не экзистенциальные угрозы. Терроризм гораздо более смертоносен для обществ исламских стран, а не западных.

Реальный вызов заключается в растущем китайско-российском партнерстве. Китай инвестирует огромный капитал в развивающиеся страны, громко заявляет о своем присутствии в Южно-Китайском море и формирует экспедиционные силы. У Москвы, с другой стороны, нет такой финансовой мощи, однако они совпадают в том что касается развития и интеграции евразийского пространства не только по оси восток-запад, но и по северному (Северное Ледовитое море) и южному (Ближний Восток / Южно-Азиатское) направлениям.

Игра теперь заключается в том, чтобы переманить страны в свои лагеря, и несколько государств уже явно находятся на российско-китайской орбите: Иран, Северная Корея и Сирия.

При более широком географическом взгляде все страны Африки к югу от Сахары, Центральной Азии, Южной Азии и Юго-Восточной Азии также находятся в игре. Китай вкладывает огромные капиталы в Африке, значительные экономические ресурсы размещает в Южной и Юго-Восточной Азии. Между тем Россия поддерживает свои традиционно крепкие отношения со странами Центральной Азии.

Жесткая сила, мягкая сила

Упадок Запада и "Восточного Запада" отнюдь не предрешен. Это все еще процветающие и экономически мощные страны с высокотехнологичными армиями. Многие вещи они делают по-прежнему хорошо. Запад может похвастаться коммерческими и технологическими инновациями, эффективным образованием а также известными всему миру брендами. Если говорить о мягкой силе, то это культурные продукты и западный образ жизни — преуспевающие китайцы и русские неизбежно устремляются на Запад — жители же Запада в гораздо меньших количествах устремляются на восток.

На фоне множественной динамики текущего момента, есть ли у Запада решимость, терпение, уверенность и дальновидность, чтобы сохранить свое влияние и экономический статус во все более обостряющейся борьбе за власть с Китаем и Россией, пока не ясно.

Конечно, идеальной долговременной стратегией для Китая и России было бы постепенное принятие институтов свобод и ценностей, которыми так дорожит Запад. Но хотя это и казалось реальным в 1990-х годах, сейчас Пекин и Москва решительно идут своим путем. И сегодня это гораздо менее вероятно.


http://mixednews.ru 11.08.2019